В нашей жизни всегда есть то, что Бог нам уже дал, и то, что ещё остаётся обещанным. Всегда есть то, что уже открыто, и то, что ещё остаётся тайным. Всегда есть то, чего мы уже достигли, откликнувшись на Его призыв, и новые горизонты, к которым Он нас зовёт. Всегда есть то, что мы уже выполнили, и новая поставленная Им задача.

К сожалению, люди, как правило, очень инертны и склонны скорее к поиску комфорта, чем к трудностям. Склонны удовлетворяться полученным, достигнутым и исполненным, чем стремиться к обещанному, показавшемуся вдали, и к исполнению новой задачи. Они рассуждают так: у нас уже есть это, это и это, и это здорово, и нам ничего большего не нужно. Хватит и того, что есть. И новое Божье откровение, новый призыв, новая цель, новое обещание, новая перспектива приносится в жертву стабильности. И попав в такую низину довольства и самодовольства, река жизни всё более превращается в болото.

Бог никогда не открывает человеку всего, что предназначено ему, сразу, и уж тем более всего сразу не даёт. Он постоянно манит человека обещаниями, казалось бы, несбыточными, и ставит перед ним цели и задачи, казалось бы невыполнимые. Но если человек не пугается, верит, идёт и делает, то всё сбывается и получается, а затем встаёт новый горизонт, уже совсем на другом уровне. И снова нужно верить и делать шаг, браться и делать.

Бог открылся Аврааму, пообещав стать его личным Богом и решить его личную проблему. У Авраама уже в преклонном возрасте не было детей, и Бог пообещал, что они будут, да не просто будут, а от него произойдёт целый народ. Но для этого он велел ему идти в неизвестную страну, которую он в будущем даст ещё неродившимся потомкам Авраама. Страна же была населена. Уже это обещание и этот призыв были для Авраама и для всех его домашних за гранью фантастики. Это было то, чего по человеческим понятиям вообще не может быть. И можно было бы сказать: зачем мне этот журавль в небе? Куда лучше спокойная, бездетная, но и безбедная жизнь в Харране. Но Авраам поверил и пошёл. И стал отцом верующих. Верующие – это те, которые верят и идут вдаль. Те, которые жертвуют привычным ради того, что кажется несбыточной мечтой. Те, кто жертвует спокойствием и комфортом ради призыва и обещания.

От Авраама произошёл народ, и этот народ волею Божией оказался в Египте. Им были отведены лучшие пастбища, а чего кочевникам ещё нужно. Народ умножался. И если бы не внезапные бедствия, если бы не начавшиеся гонения со стороны местного фараона, возможно, никто бы и не вспомнил про оставшееся неисполненным обещание Бога дать этому народу Ханаанскую землю. Зачем нужен гористый Ханаан, когда есть плодородный равнинный Египет?

Я думаю, Бог допустил притеснения евреев в Египте для того, чтобы выгнать их оттуда, чтобы лишить их там того комфорта, который так мешает стремлению к Божьей цели. Народ вышел. Но сколь сильна была привязанность к устроенной, пусть трудной, но устроенной, стабильной жизни! Сколько раз народ принимался роптать. Куда ты ведешь нас, Моисей? Зачем ты вывел нас умирать в пустыне? Ради чего нам питаться этой манной, если можно было после рабочего дня спокойно есть египетские огурцы и мясо? К чему эта земля обетованная – ведь там полно сильных крепостей, нас там наверняка истребят! Не дойдём до Египта, так будем жить в пустыне, как нормальные племена кочевников. Уж разрушили вы нам прежнюю стабильность, создадим себе новую, привыкнем жить так, как жили предки. Будем пасти скот, и поклоняться Богу, раз уж Ему такое до нас дело есть. Законы его будем соблюдать. Но только здесь, не там. В конце концов, уже есть ведь Закон Божий, богослужение! Мы уже поклонились Богу у той горы, к которой Он нас звал, и продолжаем Ему поклоняться. К чему же ещё куда-то стремиться?

И всем людям, которые были готовы пожертвовать перспективами ради стабильности, была предоставлена такая возможность. Бог дал им спокойно, стабильно умереть в пустыне. И им не дали возможности передумать. Бог утвердил их решение, но не отозвал своё обещание и не снял поставленную Им цель.

И вот следующее поколение в Ханаане. Один город падает за другим, и то, что казалось невозможным, – вот оно! Что же дальше? Надо организовать жизнь по заповедям Божьим. Но это же опять усилия. Опять слишком большие жертвы, риск. Самый большой риск – в том, чтобы стать совсем другими, не такими, как окружающие народы. Не проще ли наоборот, подстроиться под местных жителей и их обычаи? Проще. Так народ и поступил. И цель – стать народом святым, царством священников, через который воссияет свет другим народам – была утрачена из виду, принесена в жертву стабильности. И Бога, создавшего этот народ, сделали просто одним из множества национальных божеств Древнего Востока. А потом смешали поклонение Ему с культами прочих, природных и даже демонических божеств. А прямое правление Божье через Его пророков променяли на царскую власть. Чтобы было как у всех. Так комфортнее.

И Богу приходилось разрушать этот комфорт с помощью воинственных соседей. Но народ раз за разом возвращался всё туда же, и всё дальше уходил от Божьего замысла. В конце концов, Богу пришлось применить радикальные меры, и Израильское государство исчезло с карты земного шара. Когда же это привело остатки народа в чувство, и через некоторое время они вернулись на землю отцов, они, наконец-то, с опозданием, но взялись всерьёз за исполнение Божьего закона. Почему с опозданием – это отдельный разговор. Суть в том, однако, что к этому времени Бог уже показал новую перспективу – обещал заключить с народом израильским новый завет. Ещё раньше было обещано пришествие Мессии, великого царя, который принесёт, наконец, народу своему счастье и мир. И его ждут.

Но Божье обещание было, опять же, истолковано превратно – в духе чисто земного комфорта. Ждали великого полководца, который вернёт Израильскому государству былое могущество и превзойдёт его. Такой Мессия всех бы устроил. Но тот, кто пришёл, не вписывался в устоявшиеся религиозные представления и идеологию. И слова Иисуса о крестной смерти, об искуплении греха, о воскресении, о церкви даже его ученики просто не слышали. А его отношение к закону, на котором теперь была основана вся жизнь Израиля, и к авторитетным законоучителям просто взбудораживало все умы. И перспективы, которые открывал Бог, были опять принесены в жертву стабильности. Теперь уже стабильности религиозно-идеологической.

Но Бог знал, что делает. И всё исполнилось так, как и должно было быть, но только уверовавших оказалось мало. Грех искуплен. Приходящим с покаянием даруется прощение, мир и радость. И вернувшись к ученикам, Иисус провозглашает им новое положение: «Вот я с вами во все дни, до скончания века». Но это ещё не всё. Открывается новая перспектива. Бог посылает своих учеников проповедовать язычникам. Он обещает им Святого Духа, который поселится в их сердце и будет водить их по жизни. Он говорит о Богосыновстве, а не просто об исполнении Божьих повелений. Он говорит о свободе духа, свободе и от греха, и от закона заповедей. Это касается нас сейчас. В будущем же обещается новое пришествие Христа, обещается воскресение мёртвых, преображение мира и жизнь будущего века, где всё будет совсем по-другому. «Мы теперь дети Божьи, но ещё не открылось, что будем» (1 Ин. 3:2).

Давайте проверим себя. Насколько мы ценим всё это? Насколько всёрьёз мы относимся ко всему этому? Не застряли ли мы на ранних ступенях Божьего откровения, во вчерашнем дне. Конечно, все мы об этом знаем, но насколько это стало частью нашего личного опыта? Каждый человек переживает начальные шаги – Бог открывается ему как Бог, сотворивший небо и землю, как Бог, видящий его нужды, слышащий его молитвы и отвечающий на них, как Бог дающий. Он открывает человеку его греховность, указывая на Свои заповеди. Он принимает покаяние и даёт человеку прощение во Христе. Но даже это – ещё не всё. Сейчас открыта большая перспектива. Ставятся новые задачи. И это в общем, а есть ещё личные перспективы и личные задачи, открытые Богом для каждого из нас. Не удовольствовались ли мы меньшим, не то, чтобы отвергнув, а даже не задумываясь всерьёз о большем? Не остановились ли мы на этапе простого восхищения творением, или на этапе чисто умственного согласия с тем, что где-то там есть Бог, или на этапе ощущения Божьего присутствия, или на этапе молитвенного попрошайничества, или на этапе сознания греха и покаяния, или на этапе законничества, или на этапе радости о спасении во Христе. Да, даже здесь можно остановиться и закиснуть. Законсервироваться. Закрыться в религиозную банку и в конечном счёте протухнуть. Окопаться и сопротивляться всему, что ещё лично нами не пережито и не понято, даже если об этом напрямую сказано в Слове Божьем?

Я не знаю, как поступает Бог со Своими детьми, которые отказались от большего, удовольствовавшись меньшим. Хотелось бы верить, что на спасение их души такая ограниченность не влияет. Но она несомненно влияет на степень переживания общения с Богом, а значит и на получаемые в итоге благословения.

Хотелось бы, чтобы никто из нас не лишил себя того, что мы можем иметь во Христе Иисусе сейчас, и того, что мы можем ожидать в будущем.

Евгений Ерёмин. г. Липецк, церковь ЕХБ "Новая жизнь"