В продолжение материала: ,, Дедовщина по ,,свидетельски", или овцы стада иного.”

Газета << МГ>> #42 (8640) 21 октября 2009.

Они вернулись с улицы «под пивом». Напомнили Андрею об избиениях: - Если стуканешь в ментовку, поймаем в лесу и изнасилуем...

Этот разговор «по понятиям» произошел не в тюрьме. Они не матерые уголовники, а представители религиозной общины

«Свидетели Иеговы». Игорь Болдин, Константин Маширин и

Виктор Ефимов отказались брать в руки оружие по религиозным причинам. В армии пацифисты нашли «мишень» - баптиста Андрея Гладких.

АЛЬТЕРНАТИВНАЯ СЛУЖБА  НЕ СПАСАЕТ ОТ ДЕДОВЩИНЫ

в роли распоясавшихся дембелей «свидетели Иеговы»

ТРОЕ НА ОДНОГО

Жизнь Андрея не баловала. Мама - инвалид, двое братьев и сестра, отец

- человек своеобразный. Семейных праздников для Гладких-старшего не существует. 31 декабря из года в год в любую погоду заставляет детей пере­секать с ним Липецкое море. Андрея трудностями не запугать. Друзья зна­ют, что однажды он перенес операцию на ноге без наркоза. Ради озорства прямо через бурелом спускался на велосипеде из Верхнего парка к Монастырке. Год назад автостопом добрался до Сирии.

- Я бы с ним пошел в разведку! -говорит о друге Евгений Еремин.

Но в разведку Андрею ходить не пришлось. Риска для здоровья хватает и в ходе альтернативной гражданской службы, куда в июне 2009 года Гладких призвали вместе с тремя «свидетеля­ми Иеговы» из Липецка. Отправили их в подмосковные Химки. Если кто-то думает, что альтернативщикам разрешают только выносить из-под стариков судна, жестоко ошибается. 18-летнего Игоря Болдина, 20-летнего Константина Маширина и 22-летнего Виктора Ефимова отправили служить во ФГУП «Научно-производственное объединение имени Лавочкина». Это предприятие относится к российской ракетно-космической промышленно­сти. Раньше здесь выпускали знамени­тые на весь мир истребители и ракеты класса «воздух-воздух». Теперь основ­ная продукция завода - космические аппараты и разгонные блоки. Местные жители на «Лавочкин» не стремятся, потому что в Москве можно больше заработать. Рабочих вербуют со всей страны.

Аальтернативщиков на предприятии только четверо. Им положили оклад по 15 тысяч рублей. Плюс молоко за вредность. Рабочий день, как у всех: восьмичасовой. Форма одежды

- «гражданка». Питание за свой счет. Саша и Виктор стали клепальщиками. Андрей и Игорь - изолировщиками.

«ЖЕНЯ, МОЛИСЬ. МНЕ РЕАЛЬНО СТРАШНО»

Парней поселили в пансионате с романтическим названием «Соловьиная роща». Андрей начал вести дневник. «Четыре кровати, шкаф, туалет с душем и умывальник. Вид недавнего евроремонта...» Это впечатление Гладких о комнате. О каждом сослуживце он напишет следующее. Константин: «Первое впечатление - уличный раздолбай. Выходец из шпаны... Никогда бы не подумал, что он верующий. Даже подозревал, что он по-хитрому откосил от армии...» Игорь: «Старается быть сдержаннее, взрослым и невозмутимым. Этим хочет создать свой имидж, который, по его мнению, является залогом успеха в будущем». Самые теплые слова о Викторе: «Первое впечатление - открытый, добрый...»

Виктор родом из Грязей, он самый старший среди «свидетелей», у него жена и ребенок. И масса амбиции. Именно он решил, что пора из баптиста делать «свидетеля Иеговы». Троицу сослуживцев раздражало то, что Андрей носит крест, читает «неправильную» литературу. В интеллектуальном плане «свидетели» не превосходили баптиста, поэтому от дискуссий перешли к откровенному глумлению над сослуживцем. Он молча, терпел обиды, старался добрыми делами,

например, готовкой ужина, подружиться с «иеговистами». Не помогло.

Однажды, вернувшись с попойки, «наставник» Виктор полез в ноутбук, где хранилась переписка Андрея с друзьями. Гладких воспротивился вероломству. И «свидетель» вырвал модем из гнезда. Через день Андрей напишет в дневнике: «Со словами: «Ты че дерзишь?» он (Виктор. - Прим. С Р.) столкнул меня с кровати. Я пытался одолеть его. Но почувствовал очень сильное столкновение головой об стену. Боль я уже не ощущал... Старался прикрыть голову от наносившихся мне ударов. «На тебе, сука, получай», - выливал он всё, что накопилось у него за эти дни. После он отошёл. Я включил свет, чтобы собрать свои раскинутые вещи. «Слышь, я не понял, тебе кто разрешил свет включать?» Он выключил свет. Как можно более смиренным голосом я сказал, что не видно, хочу собрать свои вещи. После этого он резко ударил меня по голове...»

Андрея спасли охранники пансионата. Они перевели пострадавшего в другую комнату. Сообщать в правоохранительные органы об избиении Гладких не стал. Неписаный кодекс чести не позволил. Андрей надеялся, что гонения прекратятся. Не прекратились. «Свидетели» продолжали его высмеивать, копаться в его ноутбуке, пообещали сжечь дневник...

Ту страшную ночь Гладких запомнит на всю жизнь. Он засиделся в Сети, общаясь с другом Евгением. «Иеговисты» вернулись с улицы «под пивом». Напомнили Андрею об избиениях:

- Если стуканешь в ментовку, пой­маем в лесу и изнасилуем...

Евгений не знал, как помочь другу. Их разделяли сотни километров. Вдруг связь оборвалась: «Женя, молись, мне реально страшно...»

ХУЛИГАНЫ НА ПОЧВЕ РЕЛИГИИ

Чтобы увидеть житье-бытье друга, в начале июля Евгений отправился в Химки. Повод подходящий: хотел поздравить

«солдата» с днем рождения. А поскольку «свидетелям Иеговы» вера запрещает празднества, визит липчанина, вторгше­гося на их территорию, был воспринят в штыки.

34-летнему Евгению, лингвисту по образованию, юнцы-«иеговисты» с по­рога начали втолковывать, как правильно следует переводить с греческого слова из Библии. Дальше - больше. «Свидетели» начали издеваться над христианскими святынями.

-             «Иеговисты» не просто хулиганы, они хулиганы на почве религии, -убежден Евгений Еремин.

- И религия, как мне те­перь представляется, их в этом поддержи­вает. Просто, когда они без пиджачков, да ещё пивка хлебнут, они расслабляются - и что на уме, то и на языке: «О, какое счастье для меня посидеть с тобой рядом! Дай мне подержаться за край твоей одежды! Ведь ты у нас святой помазанник!»

<<БЕ3ОПАСНЕЕ ЖИТЬ С АЛКОГОЛИКАМИ»

Чтобы утихомирить буйную троицу «пацифистов», Евгений отправился в липецкую общину «свидетелей». Именно там представляли документы для военкомата, подтверждающие, что вера не позволяет Болдину, Ефимову и Маширину брать в руки оружие. Старейшины обещали сообщить о произошедшем представительству «свидетелей» в Химках.

Желая помочь другу, Евгений опу­бликовал его дневник в Интернете: «Конечно, можно сказать, что в армии и не такое бывает. Однако в армии всё же есть какое-то понятие об уставных и неуставных отношениях. И даже

дедов­щина предполагает какую-то иерархию по сроку службы. Тут же мы имеем дело с элементарным хулиганством по прин­ципу «нас больше, и мы крутые, значит, мы правы». И самое удивительное, что делают это люди, которые отказались от военной службы по религиозным убеждениям».

На автора ополчились «иеговисты» всей страны. Потребовали представить свидетельские показания. А если их нет, то это фальшивка, которую состряпала ФСБ!..

Однако косвенно свою вину «иего­висты» признали.

-Старейшины поговорили с обид­чиками. И те успокоились, - рассказал по телефону корреспонденту газеты МГ Андрей Гладких. - Нас расселили по комнатам, работаем в разных цехах...

-    А с кем ты сейчас живешь?

-       С обычными алкоголиками, кото­рые трудятся на заводе. Мои убеждения их не интересуют, они же взрослые люди...

Судя по всему Андрей простил своих обидчиков...